ОБЫЧНАЯ ИСТОРИЯ

Фабричный поселок, построенный на берегу Безымянного озера в 1904-1905 годах для работников Бумажной фабрики, был для своего времени образцом современного быта.
В каждом двухэтажном доме было по несколько квартир. Квартиры были двухкомнатные, с кухней. В них был водопровод, проведенный из дудергофских ключей, ватерклозеты, электрическое освещение. Во дворах - деревья и клумбы, детские площадки, спортивные снаряды и скамейки. При школе - плодовый сад и «огород педагогического характера», на озере купальни. В поселке были ясли, столовая, библиотека, «народный дом», кирпичная баня... 
Поселок пережил революцию, войну, перестройку и реформы 1990-х. Еще в середине 2000-х здесь жили люди. Деревянные коттеджи были настолько прочными, что специалисты не сомневались в возможности продлить их жизнь при правильной эксплуатации.
Но даже в «тучные», нефтяные годы никому не хотелось возиться с реставрацией и реконструкцией. В конце 2000-х дома признали аварийными, расселили и бросили. Так же, как поступают со множеством других старинных построек. Пошла разруха, грабежи и пожары.
Было немало предложений по превращению Фабричного в музей, в гостиничный комплекс и т.д. с сохранением облика, охраняемого КГИОП. Но этих предложений не услышали те, кто дает деньги и принимает решения.
И вот результат – вместо Фабричного поселка мы имеем замусоренные и опасные руины, готовые рухнуть на голову тому, кто сюда забредет. И что теперь с этим делать?

СПАСАТЬ ПОЗДНО

На краеведческой конференции, посвященной 45-летию Красносельского района, которая проходила 12 апреля, депутат и бывший глава Красного Села Николай Колошинский выступил с эмоциональной речью. Он говорил об исторических зданиях Красного Села и, в частности, о судьбе Фабричного поселка, который находится под охраной КГИОП. Колошинский показал фото разрушенных домов Фабричного и выразил свою позицию: здания разрушены, но их нельзя убрать, потому что они под охраной. Поэтому, чтобы «навести порядок», надо признать факт разрушения зданий поселка, снять с них охранный статус и снести. С соответствующей просьбой местные власти уже обратились в КГИОП.

СНОСИТЬ НЕЛЬЗЯ

Иное мнение у краеведов. Библиотекарь Елена Курылева - из семьи коренных красноселов. Собрав подписи неравнодушных жителей, она обратилась с письмом в КГИОП с противоположной просьбой - не снимать охранный статус с Фабричного поселка, попытаться его сохранить:
«Мы просим сохранить и восстановить Фабричный поселок или часть его, благо для этого в архивах имеются фотографии, описания и чертежи. Считаем, что это очень важный для истории Красного Села объект – ведь именно бумажная фабрика считается градообразующим предприятием Красного Села, ее история неразрывно связана с историей нашего города и страны – это одна из первых бумажных фабрик России…
Очень богатое в историческом отношении Красное Село ныне почти не имеет памятников и музеев, то, что осталось от бывшего великолепия, медленно погибает, совершенно не волнуя власть имущих».
Елена Курылева призывает людей, не безразличных к истории родного города, присоединиться и тоже обратиться в КГИОП.
К сожалению, местная и районная власть упорно не хотели видеть исторической ценности Фабричного поселка. Расселить и снести. Вопрос о судьбе домов после расселения, об их возможном использовании даже не обсуждался. Охранный статус Фабричного воспринимался местными начальниками как некое чудачество КГИОП и помеха сносу «бараков».
Тот же Николай Колошинский лично предпринимал усилия для спасения другого объекта – Дворцовой слободы – и здесь есть какие-то подвижки. Объект более-менее законсервирован. Чтобы избежать бесхозности, на территории временно разместили коммунальные службы. А вот Фабричный как-то совсем не лег на сердце представителям власти.

ТУПИКОВЫЕ РЕШЕНИЯ

История с Фабричным ставит в тупик. Почему объект сгноили, если он охраняется государством? Сколько у нас государств, что одно расселяет, другое гноит, а третье при этом охраняет как историческую ценность?
И какая тут стратегия? Патриотизм? Или рушь и распродавай? Или вообще на все наплевать?
Казалось бы: если объект охраняется как исторический, то должен быть и план его сохранения, и деньги – хотя бы на консервацию. Если мы его хотим снести, а землю продать – то публично признайте, что он не ценен, кто не согласен – оспаривайте. Третьего варианта не может быть просто по логике. Но именно он есть в жизни. Объект как-бы «патриотично» охраняется, а на деле цинично губится, пока нельзя будет сказать: спасать тут нечего.
Что делать с Фабричным - не ясно. Скорее всего, придется прощаться и оплакивать…

 




Добавить комментарий

Image not available

Последний номер

Новости и события

Последние комментарии

  • НК 9 часов назад
    Конечно же, деревья падают, кто бы спорил Только проблема в том, что НЕВОЗМОЖНО предугадать, какое конкретно дерево в случае штормового ветра упадет. Это ...

    Подробнее...

     
  • ренат 9 часов назад
    ну вот например Санкт-Петербург , 2 июля - АиФ-Петербург. В Санкт-Петербург е объявили штормовое предупреждение За сутки в Санкт-Петербург е упало почти ...

    Подробнее...

     
  • НК 11 часов назад
    Вот только пафоса дешевого не надо. Деньги не пахнут, да - для тех, кто пачками рубит здоровые деревья, чтобы освоить бюджетные деньги.

    Подробнее...

     
  • ренат 11 часов назад
    есть такой момент , что дерево не стоит человеческой жизни. Пока ботаники и журналисты будут рассусоливать кто-то может погибнуть. Лучше перебдеть, чем ...

    Подробнее...

     
  • НК 12 часов назад
    Все деревья надо пилить? На всякий случай? Ведь ни один специалист не может определить, устоит ли то или иное дерево в штормовой ветер. Насчет убранных ...

    Подробнее...