На окраине Красного Села на Красногородской улице за длинным забором с проходной стоят кирпичные здания. Многие знают, что это ПНИ - Психоневрологический интернат № 9. Но не все бывали внутри

КАЗЕННЫЙ ДОМ

Психоневрологический интернат в Красном Селе – один из самых крупных в Петербурге. Первый корпус интерната был открыт в 1988 году, десять лет назад построили еще одно здание – его, развернутое в виде книжки, мы видим, проезжая по Гатчинскому шоссе.
В интернате живет около тысячи человек, которые из-за заболеваний и особенностей психики не могут проживать самостоятельно или в семьях, постоянно нуждаются в помощи. Большая часть из них – мужчины.
Обычный гражданин, которого жизнь не сталкивала с подобными учреждениями, как правило, представляет себе закрытую на замки лечебницу с грубоватой обслугой и несчастными постояльцами, по много лет живущими в душной казенной обстановке.
В России сотни психоневрологических интернатов, обстановка там бывает действительно очень тяжелая, об этом много рассказывают журналисты и волонтеры. Вице-премьер Татьяна Голикова недавно заявила, что система ПНИ, выстроенная еще в советское время, морально устарела.
А что в нашем ПНИ-9?
Администрация интерната на Красногородской сама пригласила нас на экскурсию, чтобы рассказать о жизни внутри учреждения.
Разумеется, нам показали и рассказали то, что хотели рассказать. Возможно, есть и иные, не такие светлые стороны в жизни учреждения, но мы о них не знаем, а вот светлые точно есть – это мы увидели. Многие работники и родственники пациентов говорят, что после смены руководства интерната несколько  лет назад жизнь стала налаживаться…

СТЕНЫ И ТАЛАНТЫ

Попасть на территорию не сложно, достаточно показать на проходной паспорт. Обширный двор с газонами, дорожками, скамейками и беседками. В середине двора установлен крест – в будущем собираются строить храм. Кое-где на территории сохранились и остатки бывших садов, говорят, постояльцы собирают яблоки.
В корпусах нет никакого затхлого или больничного запаха, много цветов, аквариумы. «Запах – это первое, на что все обращают внимание. И вопрос этот решается просто – надо чаще стирать белье», - пояснил нам в беседе директор интерната Евгений Чистяков.
На стенах в коридорах - яркие граффити в стиле аниме. Стены расписывает одна из сотрудниц, художница Татьяна Яковлева, она же занимается живописью и с обитателями интерната.
Пациентами здесь никого не называют, употребляют слово «проживающие». И много рассказывают об их досуге – есть хорошая библиотека, ансамбль, театральная студия.
Сотрудница интерната Ольга Смешнова, отвечающая за информацию, ведет инстаграм pni9spb, где выкладывает работы подопечных и рассказывает их короткие истории. Вот Александр, колясочник, одна рука почти не работает, вышивает удивительные картины. Вот Андрей, изобретатель, совершенствует привычные для нас вещи, чинит приемники, фонарики, фены…
Ольга говорит, что в интернате живет много талантливых людей. Увлекаются живописью, стихами, анимацией, даже мультфильмы снимают, играют на гитаре, кто-то поет на итальянском, кто-то занимается цветоводством…
Евгения Ушакова, мама одного из живущих здесь молодых людей, подтвердила: досугом занимаются много. Каждую неделю – кино и концерты, по пятницам дискотека. Сотрудники говорят: «Наши дискотеки знамениты, даже из других интернатов звонят, спрашивают, правда ли, что мы их проводим». Ездят на экскурсии, организуют праздники, даже чемпионат мира по футболу отмечали.

ШКОЛА ВЗАИМОПОМОЩИ

Врач-психиатр Елизавета Петрова заведует одним из отделений. Поначалу она кажется суровой. Но, рассказывая о работе, оживает и оттаивает.
В ее проекте «Школа взаимопомощи» вроде бы ничего необычного – люди, живущие в интернате, разные, кто-то нуждается в максимальном уходе и помощи, а кто-то вполне самостоятелен. Логично, что они помогают друг другу.
Доктор объясняет, что это целая модель интеграции, «терапия средой». Если мы запрем в одном отделении людей с уровнем развития пятилетнего ребенка, ничего хорошего не будет, они будут драться и кусаться. А вот если рядом будут люди «взрослые», с другой моделью поведения – это поможет адаптироваться, людям свойственно подражать. И положительные примеры такой социализации уже есть.
Начинали «Школу взаимопомощи» с несколькими участниками. Они прошли курс подготовки – это и лекции о смысле добровольчества, и практические навыки – как накормить, переодеть, и психологические тренинги – как общаться и предотвращать конфликты. Сегодня волонтеров уже около двадцати, они ходят по отделениям, помогают другим постояльцам в бытовых вопросах, поесть, выйти на прогулку. Кому-то рассказывают сказки, с кем-то лепят, кому-то рассказывают о своих краеведческих исследованиях, угощают лежачих больных блинами, самостоятельно испеченными на мастер-классах. Это взаимовыгодный обмен – «равный равному». Волонтеры начинают чувствовать себя нужными, осознавать свою ответственность… А ведь это люди порой очень тяжелой судьбы.
Елизавета Петрова показывает книгу сказок, которые сочиняли и иллюстрировали участники «Школы взаимопомощи». Основа сюжетов – реальные истории авторов. Там есть сказка про злого мальчика, который не знал, как найти себя в этой жизни, как сделать, чтобы люди его полюбили, рассказывает доктор. Сейчас он один из самых инициативных волонтеров.
Елизавета Александровна работает в интернате уже десять лет, говорит, что идеи у нее были давно, но реализовать их она смогла только при новом руководстве.

КОГДА ДОМ ПАЛАТА

Вместе с Елизаветой Петровой проходим на ее отделение. Дверь в отделение закрыта на ключ. Врач объясняет: здесь живут люди с разными диагнозами, если кто-то выйдет и упадет с лестницы, ответственность на нас.
Санитар открывает дверь, выпуская несколько ребят на прогулку. Добродушно напоминает одному: «шапку надень». Вообще, санитары и охранники, которых довелось встретить, не производят грозного впечатления, скорее наоборот - открыты, улыбчивы.
На отделении стандартный коридор с палатами-комнатами. В каждой - несколько кроватей, покрывала не больничного вида, картины, занавески. Живут по 4-5 человек. В одной из комнат в углу стол с компьютером, за ним сидел молодой человек в наушниках.
Елизавета Александровна говорит: помещения спроектированы в советское время, в соответствии с тогдашними представлениями, но «стараемся приблизить к домашнему». У живущих в интернате есть личные вещи, сообразно потребностям – от детской железной дороги до ноутбука. Это тоже часть «терапии средой».
Руководство интерната не соглашается, что у них закрытое учреждение. Кто может - выходят в город, некоторые даже работают. А иногда интернату как опекуну приходится судиться – одна из подопечных набрала кредитов.
Есть отдельные люди, кто хотел бы и мог бы по своему состоянию выписаться из интерната. Но идти им некуда – жилья нет, и на жилье им не заработать.
У единиц, выпускников сиротских учреждений, есть шанс – они стоят на очереди на жилье. Для них на территории интерната хотят организовать «тренировочные квартиры» - люди, которые всю жизнь провели на гособеспечении, не понимают многих вещей, знакомых нам с детства. Это не только приготовить еду. Например, один человек, который начал жить самостоятельно после интернета, не понимал, откуда в туалете берется туалетная бумага...

МИНИ-ГОРОД

Директор Евгений Чистяков руководит интернатом с 2015 года, пришел сюда из Комитета по социальной политике городского правительства. Многие помнят о скандалах, связанных с ПНИ-9, злоупотреблениях, но это было при прошлом руководстве.
Директор рассказывает: интернат – крупнейший работодатель для Красного Села и окрестностей. Здесь работает около пятисот сотрудников, многие из них – местные, из Красного Села, Виллози, Лаголово, Горелово. У персонала неплохие зарплаты, у младшего персонала средний заработок около 50 тысяч, на вакансии санитарок – очередь.
На территории своя котельная, прачечная, пекарня (говорят, хлеб очень вкусный), швейные мастерские, свой автотранспорт и свои врачи разного профиля, включая стоматолога. Возводится надстройка, где будут реабилитационные мастерские. Есть часовня. И есть морг. Такой обособленный мини-город.

ВОПРОС ДЕНЕГ

Недавно прозвучала информация, что правительство России планирует потратить 50 миллиардов рублей до 2024 года на ремонт старых и строительство новых психоневрологических интернатов в разных регионах. Реакция общественных организаций и волонтеров, работающих с инвалидами, была резко негативной. Существующие интернаты они называют «фабриками несчастья». Сама концепция должна быть другой. В развитых странах давно не строят «гетто за забором». Нужны небольшие дома, квартиры сопровождаемого проживания, где, например, несколько человек живут вместе, а им помогают соцработники и психологи. Люди не должны выпадать из ткани обычной городской жизни, общаться с другими людьми.
Существующие интернаты очень беспокоят родителей инвалидов, ведь их дети попадут туда, когда они состарятся и не смогут за ними ухаживать…
Директор ПНИ-9 Евгений Чистяков рассуждает как менеджер. Дешевле построить один крупный интернат на тысячу человек, чем организовать малокомплектные дома-квартиры, обеспечивать там уход и сопровождение. «Все стоит денег, - объясняет Чистяков, - вывезти на прогулку человека, довезти его в коляске до социального такси…
По его мнению, вполне возможно обеспечить проживание в большом интернате на более-менее достойном уровне, нужно только быть нормальным руководителем и соблюдать нормативы. И еще - смотря с чем сравнивать: «Видели бы вы, из каких квартир к нам порой люди попадают, когда мусором все завалено так, что до ручки окна не дотянуться».
Между тем, Минтруд допустил перевод на «сопровождаемое проживание» до 45% пациентов психоневрологических интернатов. Бывшие подопечные должны будут получать социальное сопровождение, например, в замещающих семьях. Ранее вице-премьер Татьяна Голикова объявила, что по всей России будет проведено индивидуальное обследование пациентов ПНИ с участием специалистов НМИЦ психиатрии и наркологии имени Сербского, по ее итогам часть из них могут отпустить домой. Для каждого должны быть определены необходимые меры поддержки, социального и медицинского сопровождения.
Все это вызывает сложные чувства. С одной стороны, гуманный современный подход. Зачем зря держать человека в палате, в учреждении. С другой стороны, явное стремление государства сэкономить. Ясно, что при нашей организации и бедности социальных служб не все получат нужную им поддержку в нужном виде.
Да, денег на социальное обеспечение не хватает. Вот и ПНИ-9 недофинансируется, признает директор.
Но всегда ли государство тратит бюджетные средства на то, на что они нужнее?

 




Комментарии  

0 # Ольга 23.04.2019 20:09
Простите, с не в курсе.. я думала, что там простые нездоровые люди там не содержатся, а только за деньги?
Ответить | Сообщить модератору

Добавить комментарий

Image not available

Последний номер

Новости и события

Последние комментарии

  • Дудергофер Вчера
    Помидоры "в сетевых магазинах" ??? Это что-то из области фантастики. То, что в в сетевых магазинах именуется помидорами таковыми не являются. Я на ...

    Подробнее...

     
  • Гость Вчера
    Вообще не понимаю, кто и что покупает на этом рынке, таком, как он стал в последние годы. Раньше да, можно было купить недорогие овощи и фрукты у ...

    Подробнее...

     
  • andsaf 2 дней назад
    Или автор статьи не красносёл?

    Подробнее...

     
  • andsaf 2 дней назад
    Если он пойдёт вдоль жд путей, то ничем

    Подробнее...

     
  • Вадим 2 дней назад
    https://www.fontanka.ru/2019/05/20/137/ Скажите, а чего все так приковались к этому трамваю? Ну, чем трамвай будет лучше электрички, при условии разумнго ...

    Подробнее...