Сцены, названия пьес, артисты, благотворители. Не всегда лестные отзывы. И человеческие судьбы, никогда не гладкие, драматичнее сыгранных на сцене драм. Когда читаешь, можно запутаться. А прочтешь – и остается какой-то образ эпохи, хоть какой-то. Эпохи, которая была совсем недавно и о которой мы не знаем ровным счетом ничего. А все это происходило на тех же самых знакомых дудергофских склонах, по которым кто-то из нас ходит каждый день…
Новая статья историка Анастасии Рубаник – о театре в Дудергофе

2019 год был объявлен Годом театра. Для нашей местности этот сюжет как нельзя актуален: театры в Лигове, Горелове, Тайцах, Мариенбурге, финский театр на горе Кирхгоф, юнкерские театры в военных лагерях, четыре театра в Красном Селе, несколько кинотеатров – такова была театральная география в начале XX века. Каждый из театров по-своему примечателен, но сегодня речь пойдет о театре в Дудергофе.
В первой половине XIX века, еще задолго до возникновения здесь дачного поселения и театра в Красном Селе, звуки мотивов из опер Глинки, Беллини, Мейербера, Обера услаждали слух гуляющих в Темпейской долине Дудергофа. Наши предки сравнивали ландшафт Ореховой горы с ландшафтом одноименной долины в Греции, где между горами Оса и Олимп берет начало река Пиньос.

ПЕРВЫЙ ДУДЕРГОФСКИЙ ТЕАТР

Первое здание театра появляется в 1885 году, а Молочная, раннее Темпейская, долина приобретает название Театральной. Доход от проводимых спектаклей должен был идти в кассу благотворительного общества, строившего в Дудергофе инвалидные дома. Архитектор театра – В.И. Токарев, один из главных инициаторов строительства – председатель благотворительного общества, Иван Иванович Радушкевич. Денег в бюджете этого общества не хватало, и И.И. Радушкевич дал необходимую для строительства сумму в долг, который был ему возвращен через два года.
И.И. Радушкевич, профессиональный юрист, родился в семье обнищавшего дворянина Псковской губернии, юность провел в нищете, но своим умом сколотил немалое состояние и владел кирпичным заводом в Шлиссельбургском уезде. Хотя и был католиком, заведовал строительством православного храма в Дудергофе на его заключительном этапе. А в 1887 году он потерял абсолютно всё: его лишили всех званий и сослали в Томск. Официальная версия – подлог на адвокатской службе, но, по словам И.И. Радушкевича, его подставила мать его  детей, К.И. Королева, с которой он жил вне брака, и которая вместе с любовником подделала ряд документов от имени И.И. Радушкевича. Чтобы любимая женщина и дети не пострадали, И.И. Радушкевич взял всю вину на себя. Его злоключения на этом не закончились: в Томске он снова был осужден за финансовые махинации, но позднее добился отмены приговора и вернулся в Петербург. По первому приговору его так и не оправдали, дворянское звание не вернули, и он вступил на службу к  неоднозначной личности, князю-авантюристу М.М. Андроникову.
Но вернемся к первому дудергофскому театру. Современники его резко критиковали: «театр в Дудергофе - это какой-то наскоро сколоченный и даже дочиста не отделанный сарай. В этом сарае кое-как примостили сцену, наставили в зале стульев и кресел, наделали несколько лож и заиграли. Заиграли, прежде всего, как водится, любители, потом, естественно, их вытеснили и заменили все те же клубные актеры…», «иногда поют цыгане», «буфет при театре тоже такого свойства, что способен отучить, а не приучить публику к посещению театра…». «Мирные граждане, поселившиеся в Дудергофе, ради одного живописного местоположения и их семьи, почти не ходят в театр», но Молочная долина «раз или два в неделю оживляется наплывом из лагерей гвардейской молодежи высшего полета, от скуки … посещающей Дудергофскую молочную ферму и балаган, носящий громкое название театра… Красносельскую золотую, позолоченную и мишурную молодежь равно привлекают сюда не столько драматические представления, как возможность встреч со знакомыми и незнакомыми, более или менее „интересными" особами, на деревенском просторе...», также военную публику в театр могли привлечь «или название пьесы, или имя какого-нибудь выдающегося гастролера или гастролерши, или, наконец, наличность в труппе хорошеньких актрис».
Приятным исключением в репертуаре театра, было, к примеру, благотворительное выступление в 1888 году «Хора любителей духовой музыки», который возглавлял сын владельца Дудергофа, Великий Князь Михаил Михайлович. Вся долина и окаймляющий ее вековой лес были иллюминированы, было исполнено несколько пьес, комедия «В горах Кавказа», красивый марш «Дудергоф», сочиненный капельмейстером гвардейской артиллерии И.Е. Соловьевым специально по этому поводу. В антрактах и по окончании спектакля пел хор песенников лейб-гвардии Егерского полка, была проведена благотворительная лотерея. Дамы, принимавшие участие, удостоились получить от Михаила Михайловича роскошные букеты из живых цветов. Вечер закончился фейерверком.
Но современники продолжали сетовать: «благотворительное общество держит и свой театр, и сад вокруг него в полном запустении, ни о каком убранстве и ремонте не заботится, между тем как, по природным условиям сад вокруг театра, если им немного заняться, можно было бы превратить в очень приятное место для прогулок публики, а при некотором ремонте театра, при умелом заведывании увеселительною частью и при несколько более приличном буфете, можно было бы привлечь сюда несравненно большее число посетителей».
И такие попытки был предприняты. В 1896 году архитектор С.П. Кондратьев, спроектировавший ряд дудергофских дач, первое деревянное здание вокзала, достраивавший после смерти В.И. Токарева инвалидные дома, создал проект изящного музыкального павильона на 600 мест в районе дудергофской фермы, с платформой и тупиковыми путями при нем. Проект, к сожалению, не был утвержден.

ТЕАТР НАТАЛЬИ ТОПОРСКОЙ

А в 1907 году в Дудергофе был построен театр артистки Натальи Михайловны Топорской на 300 мест. Задняя веранда здания была застеклена, ложа углублена в зрительный зал, имелись помещения для бутафории, гардероб, касса и буфет. Рядом с театром было построено каменное одноэтажное здание для кухни. Архитектором был муж Топорской, Ю.И. Маевский, сын знаменитого польского архитектора И. Маевского, практически сформировавшего архитектурный облик г. Лодзь.
Вообще, вся семья актрисы была связана с архитектурой: гражданскими инженерами были ее брат, М.М. Приоров (также хлопотавший о дудергофском театре) и отец, М.К. Приоров. Топорские – это творческий псевдоним семьи, связанный с фамильной историей.
Топорская, «маленькая курносая блондинка», окончила Императорские драматические курсы, была ученицей артиста Александринского театра П. Д. Оболенского, который был одним из организаторов Суворинского (Малого) театра (сегодня в его здании БДТ им. Г.А. Товстоногова). В этом театре она сыграла немало ролей, в большинстве – второстепенных, но своей игрой иногда даже спасала провальную игру актеров первого плана. В начале своего пути с коллегами арендовала Шлиссельбургский и Петергофский театры, на летний сезон  – театр в Гунгербурге, выступала на благотворительных концертах кредитного Общества в пользу крестьян, на литературно-музыкальных вечерах общества «Маяк».
Вскоре после основания театра в Дудергофе, Н.М. Топорская покинула Малый театр и на некоторое время вошла в труппу театра «Невский Фарс».  Но свое призвание нашла в педагогике: основала драматические курсы, руководила «Типографским музыкально-драматическим кружком» (знала ли она о его подпольной революционной деятельности, неизвестно, но, возможно, это и спасло ее от репрессий после 1917 г.).
Дудергофский театр получил характеристику «уютного». Спектакли в начале сезона давались в нем дважды в неделю. В основном выступали ученики Н.М. Топорской, но бывали и друзья по Малому театру, и гастролеры. Репертуар был очень разнообразный: фарсы, комедии, драмы, фокусы крупных иностранных иллюзионистов. Режиссером и администратором некоторое время был бывший актер Александринского театра В.И. Лукашевич, ушедший в июне 1909 г. от Топорской в Лиговский театр.
Критики над дачными театрами обычно смеялись, упрекая актеров в непрофессионализме. Но дудергофский театр чаще хвалили. Н.Г. Шебуев писал: «Эта неутомимая антрепренерша выстроила свой собственный очень вместительный и удобный театр…. Потребность в дудергофском театре несомненная. Развлечений там нет никаких, кроме вокзала. На нем в любое время дня и ночи «гуляют» дудердевицы с дудеркавалерами. Тут же есть и буфет, где парочки пьют на дудершафт. И закусывают дудербродом…  Одной из симпатичных особенностей ведения дела г-жей Топорской - обильное уснащение программы дивертисментом. При этом выступают преимущественно с серьезной музыкой. Тут, например, впервые выдвинулся известный скрипач г. Лео Строк». Л.Строка и сегодня помнят в Америке, куда он эмигрировал, в России же более знаменит его брат, которому посвящена песня «Король сочиняет танго».
Несмотря на высокий творческий потенциал, театр нес убытки, бывали случаи, когда спектакли шли при сборах менее, чем десять рублей. Негативных факторов было много, один из них – непогода. Так, 25 мая 1908 года спектакль был отменен из-за холода и выпавшего снега, местные остряки шутили: «Как пройти с деревни Горской в грязь и слякоть в театр Топорской?».
Критику Топорская восприняла, и даже стала председателем комитета по благоустройству дачной жизни в Дудергофе, отвечавшего в том числе и за состояние дорог.
В 1912 году театр пришлось закрыть на месяц раньше:  он почти не посещался.
В 1913 году театр арендовал Алексей Михайлович Анчаров-Мутовкин и г. Гольберг (последний вышел из дудергофского дела к середине июля). А.М. Анчаров-Мутовкин происходил из крестьянской семьи, вскоре перешедшей в купеческое сословие. Некоторое время занимался торговлей, потом окончил Императорские драматические курсы. В разные годы руководил киевским театром-кабаре «Сатирикон», «Театром-миниатюр» в Риге, «Передвижным театром», дачными театрами... В Дудергофе он ставит не только известные спектакли, но и произведения собственного сочинения, например, «Обозрение Дудергофа». В спектаклях участвуют артисты Малого театра. В здании театра, помимо труппы Анчарова-Мутовкина, работал кинематограф, сеансы которого посещались лучше, чем драматические спектакли. Идея эта была не нова - ещё в 1910 году сестры Протопоповы просили разрешить им устроить в Дудергофе театр-кинематограф с электрической станцией и рестораном.
Но Наталья Топорская решает, что сдавать театр в аренду невыгодно, и продает его в  октябре 1913 г. за 5 000 рублей Е.Г. Кариной, еще в 1912 году выступавшей в Дудергофе и содержавшей в то время театр в Репино. О привлекательном дудергофском театре Екатерина Георгиевна Карина могла узнать через свою тетушку, жену Л.Ф. Плинатуса, который арендовал участки в Театральной долине Дудергофа (в районе современного детского сада).

РУССКАЯ АЙСЕДОРА ДУНКАН

Екатерина Карина пригласила режиссером артиста Малого театра, А. Н. Борисоглебского.  По мнению критиков, дело было «чистенькое и интеллигентное», «постановка очень тщательная и приличная для летнего театра», «отрадно видеть любовь к делу». Самым удачным сезоном для дудергофского театра станет лето 1915 года, когда театр в Красном Селе не работал. В 1917 году в Дудергофе состоялась премьера балета «Алая Роза» (композитор Е.В. Славинский, либретто Е.Г. Кариной).
В репертуаре выделялись номера самой Кариной. Она выступала с иллюстрациями в танцах стихотворений К. Бальмонта и А. Белого. Считалось, что её танцы «представляют интерес не техникой и разнообразием движений, а тем, что они иллюстрируют ту или другую картину, или выражают ту или иную мысль». Одним из популярных номеров была астрономическая фантазия «Марсианка». За успешные танцы-пантомимы столичная пресса прозвала Карину русской Айседорой Дункан.
Артистка часто гастролировала по русской провинции, Белоруссии, Прибалтике. Не везде новаторское искусство понимали, и тогда она танцевала вальсы, испанские и русские танцы, балетные вариации. В годы Первой Мировой войны часть сборов со своих выступлений направляла в Союз «Артист - солдату».
Карина – это сценический псевдоним Екатерины Георгиевны, настоящая её фамилия – Эш. Ее прадедом по линии матери был знаменитый купец Г.П. Елисеев, дедом – чуть менее знаменитый купец Г.С. Растеряев. Дед по линии отца – многодетный немецкий купец, занимавшийся большим спектром дел, начиная от страхования иностранцев, и заканчивая похоронными процессиями.  Любовь ко всему новому артистке, вероятно, привил отец - путешественник, фотограф, поклонник архитектурного стиля модерн, писатель, владелец верфи и проектировщик яхт, активист и учредитель различных тематических обществ, покровителем одного из которых был Великий Князь Александр Михайлович.

ПОСЛЕДНИЕ ВЕХИ

Войны и революции XX века оставили свой роковой отпечаток на судьбах наших героев. Мало кто из них эмигрировал, исключением стал ученик Натальи Топорской, В.И. Москвитин (Томский), организатор «Сезонов Русской драмы» в Китае и Австралии. Многие актеры, начинавшие свой путь на дудергофских подмостках, играли в раннем советском кино. Сама Топорская руководила первой рабочей драматической студией Московского района и умерла в 1942 году в блокадном Ленинграде. В блокаду умер и ее первый дудергофский режиссер В.И. Лукашевич.
А.М. Анчаров-Мутовкин в 1932 году был приговорен к тюремному заключению на два года за то, что нашел способ «обойти советскую цензуру». О его дальнейшей судьбе ничего неизвестно.
Е.Г. Карина организовала танцевальную школу и разглядела талант в маленькой М.Т. Семеновой, ставшей позднее самой известной балериной СССР и обучавшей многих современных нам знаменитостей, в том числе Н.М. Цискаридзе. Войну Е.Г. Карина пережила, но дата ее смерти неизвестна. Судьбы ее многочисленных родственников также неясны, и очень хотелось бы верить, что их жизнь не завершилась также печально, как жизнь мужа тети Е.Г. Кариной, дудергофского дачника Л.Ф. Плинатуса, расстрелянного в 1938 году.
Что же стало с самим дудергофским театром? В первые советские годы он работал, знаменитый Н.Н. Ходотов ставил здесь комедии. На каком-то этапе власти посчитали, что театр не нужен, а в годы Великой Отечественной войны его здание сгорело.

Анастасия Рубаник

 




Комментарии  
+1 # Sergei 19.11.2019 18:00
Очень приятная статья! Не совсем понятно, что стало с первым театром Радушкевича. И где "дердевицы с дудеркавалерами " пили на "дудершафт" - на вокзале или в театре? Но жизнь била ключом, и спасибо Насте, что ей удалось это передать. Представляю, сколько времени ушло, сколько архивов перелопачено, чтобы найти и обработать материал. Респект
Ответить | Сообщить модератору
Добавить комментарий

Image not available

Последний номер

Новости и события

Последние комментарии

  • Попрыгун 13 минут назад
    Не нужны нам общественные пространства, лучше неупиваемая церковь шаговой доступности, с ларьком и хлебом насущным!

    Подробнее...

     
  • Игорь 27 минут назад
    У нас уже были и обменники,и аптеки,и магазины шаговой доступности.Что дальше?За несколько лет,что живу в Красном изменилась демография.Пенс ионеров и ...

    Подробнее...

     
  • Алексей 42 минут назад
    Лет 7 назад, на Спирина митинг был против открытия магазина. Так что прогуляются подальше.

    Подробнее...

     
  • Дудергофер Вчера
    Даешь "Опиум для народа" в каждый двор! Почему-то в бедных Филиппинах церкви строят спортивные площадки, а у нас исключительно "Храмы" и церковные ...

    Подробнее...

     
  • Дудергофер Вчера
    Что происходит? Это приходит обещанная господином Пэжэ стабильность!

    Подробнее...