Красное Село в прошлые века нашей истории не только было летней «военной столицей» и поставляло продукты к царскому столу. Судьба некоторых крестьянских семей тонко переплелась с историей царской семьи благодаря женщинам, выбранным для вскармливания своим молоком великих князей
Историк Анастасия Рубаник, изучающая прошлое наших мест, посвятила этому свое новое исследование, основанное на архивных документах. Подробная статья «Красносельские крестьянки – кормилицы великих князей Михаила Павловича и Михаила Николаевича» вскоре выйдет в научном сборнике. Автор делится основной информацией с нашими читателями

ИЗБРАННЫЕ КРЕСТЬЯНКИ

Сфера взаимодействия императорской семьи с кормилицами и молочными родственниками была достаточно широкой. Кормилицам назначались пожизненные пенсии, дарились земельные участки, на казенный счет строились дома по особым проектам. Семьи и потомки кормилиц могли быть освобождены от повинностей (оброка), за них хлопотали в случае притеснений местных чиновников, дети и внуки кормилиц нередко были крещены особами императорской фамилии. В случае смерти кормилиц императорские особы могли поучаствовать в организации их похорон, также велось наблюдение за опекой над молочными братьями и сестрами великих князей.
Кормилицей великого князя Михаила Павловича (сына Павла I) была Елена Матвеевна Юзихина (1765-1805 гг.), крестьянка Коломенской слободы Красного Села, которое на момент рождения князя находилось во владении императрицы Марии Федоровны. Елене Юзихиной тогда было 33 года, у нее было двое детей-погодок, старшему из которых, Андрею, было уже 14 лет.
В документах апреля-июля 1799 г. фигурируют имена еще двух кормилиц-красноселок – Меланьи Кузьминой и Анисьи Кисленковой. Уже к 1 июля 1799 г. их обеих звали в кабинет его императорского величества для получения в награду денег. Неизвестно, какого именно ребенка они кормили – им вполне мог быть и Михаил Павлович (в особенности, если у кормилицы Юзихиной пропадало молоко), и дочь Александра I Мария Александровна (18 (29) мая 1799 — 27 июля (8 августа) 1800 гг.), умершая в младенчестве.
Позже кормилицей Михаила Николаевича (сына императора Николая I) стала шестнадцатилетняя Анна Петровна Шалберова (1816-1848 гг.), крестьянка Братошинской слободы Красного Села, родившая 24 августа (5 сентября) 1832 г. дочь Наталью.
Сохранившиеся архивные источники 1796-1799 гг. позволяют предположить, что выборы кормилиц по императорскому приказу начинались где-то за месяц до родов и проходили в несколько этапов. Кормилиц выбирали из удельных крестьянок, зачастую проживавших в окрестностях Санкт-Петербурга. На местном уровне за эту процедуру был ответственен староста, он отбирал «недавно родивших женщин, здоровых, молодых и поведения доброго», и с ними же являлся на дальнейшие осмотры ко дворцу. Так, в апреле 1799 г. изначально для выборов было назначено 38 женщин (30 – из Красного Села, 8 – из Федоровского посада). Затем из них выбрали трех женщин, повторно осмотрели их через несколько дней и, наконец, определили в кормилицы только двух.

ПРИВИЛЕГИИ ДЛЯ ЕЛЕНЫ ЮЗИХИНОЙ

В соответствии с требованиями придворного распорядка кормилицы на торжественных церемониях обязаны были присутствовать в корсетных платьях. В 1798 г. Павел I отменил это правило, и Елене Юзихиной было суждено стать первой кормилицей, носившей на церемониях русский наряд. Об участии кормилицы в таких церемониях сведений сохранилось немного: так, известно лишь, что Е. Юзихина присутствовала во время крещения великого князя Михаила Павловича.
С императрицей Марией Федоровной, по всей видимости, у Елены Юзихиной сложились хорошие отношения. Так, 21 апреля 1799 г. по просьбе кормилицы ей был подарен в вечное потомственное владение участок для постройки дома близ красносельского дворца (здание не сохранилось, примерный современный адрес: Красное Село, пр. Ленина, 77), а также земля под огород и сад на месте бывшей мирской избы. А 9 августа того же года императрица повелела освободить Александра Юзихина с детьми от платежа оброка в доход Павловского городового правления. Этот жест показателен: на момент поступления Красносельского имения в удельное ведомство в 1819 г., из 3763 душ лишь 59 (2%) были освобождены от оброка (49 душ, находящихся на время в учениках разного мастерства при Павловском и Гатчинском дворцах, крестьянин Яковлев, приказной голова и 8 душ семейства Юзихина).
Елена Матвеевна Юзихина умерла 10 июля 1805 г. от водянки в возрасте 40 лет. В тот же день об этом доложили императрице. На погребение кормилицы она пожаловала 500 рублей и распорядилась, чтобы тело крестьянки захоронили при Троицкой церкви в Красном Селе. Деньги были выданы семье умершей через управляющего Красносельской вотчиной, но похоронить у церкви крестьянку не удалось – пока шло письмо, тело успели предать земле на общем кладбище по просьбе мужа и детей, в 10 утра.
Со смертью кормилицы привилегии перешли ее детям и внукам. Об этом помнили во дворце, но периодически забывали на местах. В июне 1821 г. недавно вступивший в должность писарь Красносельской удельной конторы обнаружил, что привилегия об освобождении Юзихиных от оброка действовала до 7-й ревизии, к тому же, Красное Село с 1819 г. находилось не в собственности Марии Федоровны, а в удельном ведомстве. Он поднял вопрос о том, чтобы потребовать с Юзихиных оброк. Департамент уделов одобрил идею и принял соответствующую резолюцию. Однако Андрей и Федор Юзихины, молочные братья великого князя, тут же письменно обратились к Марии Федоровне, и в дело вмешался Григорий Иванович Вилламов. Уже 8 августа по распоряжению императрицы он написал Дмитрию Александровичу Гурьеву, что это семейство освобождено от оброка . 25 августа 1821 г., после недолгой переписки, Юзихиных вновь освободили от оброка бессрочно, а Д.А. Гурьеву была выражена признательность от имени императрицы и 23-х летнего Михаила Павловича.
Привилегии помогли Юзихиным сильно улучшить свое благосостояние. Они не только обзаводились новой недвижимостью, но и начали торговать съестными и овощными припасами. Внуки и правнуки кормилицы перешли в купечество, владели доныне сохранившимся домом в Царском Селе, праправнуки даже получали университетское образование.

СУДЬБА АННЫ ШАЛБЕРОВОЙ

О жизни при дворе другой кормилицы, шестнадцатилетней Анны Шалберовой, известно немногое. Сохранились сведения о суммах, выделяемых ей конторой Михаила Николаевича на момент пребывания во дворцах. Крестьянка получала следующее жалованье: в период с октября 1832 г. по конец года ей выплатили 130 рублей, а в 1833 г. (по октябрь включительно) – 490 руб.  Также выделялись деньги на гардероб кормилицы и прочие расходы.
Уже 25 октября 1833 г. кормилица была отпущена к мужу, ей назначили пожизненный пансион - 600 руб. ассигнациями (171 руб. 45 коп. серебром) в год. В сентябре 1833 года кормилице был подарен участок в Красном Селе, а архитектор Х.Ф. Мейер подготовил проект деревянного двухэтажного дома на каменном фундаменте, с рубленым амбаром, хлевом, навесами, воротами и забором. Проект, однако, достаточно долго обсуждался с целью удешевления сметы, и к строительным работам приступили лишь в сентябре 1834 г. Итоговая стоимость постройки составила 8861 руб. 30 коп.
Впрочем, на этом история взаимоотношений кормилицы с императорской фамилией не закончилась. В 1834 г. Анна Шалберова получила от конторы великого князя в подарок 110 рублей. Вполне возможно, что деньги были подарены на день рождения сына, появившегося на свет в сентябре 1834 г. Ребенка назвали, как и князя, Михаилом, а сам двухлетний великий князь и двенадцатилетняя великая княгиня Ольга Николаевна были записаны в качестве восприемников.
Пансион в полном размере Анна Шалберова получала вплоть до 1839 г. включительно. В 1840 г. она обратилась в контору великого князя с просьбой о займе денег на ремонт дома, и ей выдали в ссуду 857 руб. 15 коп. серебром на пять лет. В качестве гарантии на погашение долга пустили почти всю ежегодную сумму пансиона (94%). К 1844 году что-то пошло не так: в этот год Департамент уделов выдал беспроцентный займ А. Шалберовой для погашения долга перед конторой (сумма займа – 570 руб. серебром, на десять лет). Первый и последний взнос А. Шалберова сделала в сентябре 1846 г. (14 рублей), и более денег не вносила, как писали, «по нерадивости о своем хозяйстве и неспособности к оному ее мужа». Тогда вновь в уплату долга пошел ее пансион.
А 28 июня 1848 г. в 5 вечера 32-х летняя Анна Шалберова умерла от чахотки. Умерла в такой нищете, что, по свидетельству современников, ее родственники едва нашли деньги для погребения. 9 августа того же года от холеры умирает ее муж, Семен Шалберов. Круглыми сиротами остаются дети кормилицы: сын, тринадцатилетний Михаил, и дочери: десятилетняя Татьяна, восьмилетняя Любовь и девятимесячная Екатерина. И без того трагичная ситуация осложнялась тем, что дети наследовали долг своей родительницы перед казной, а их единственным источником дохода оставалась сдача дома военнослужащим внаем на период красносельских лагерных сборов.
Местные чиновники сообщили об этом в Департамент уделов, оттуда информация дошла до генерала-адъютанта при Михаиле Николаевиче – Алексея Илларионовича Философова, до самого 16-летнего князя и до его отца-императора. Изучив вопрос, Николай I повелел выдавать детям пансион матери в течение пяти лет со дня ее смерти, чтобы деньги шли на погашение долга и на составление приданного для девочек. Также император пожелал, чтобы «к круглым сиротам Шалберовым были приставлены надежные опекуны, способные не только соблюсти в целости их небольшое имение, но сверх того дать им соответствующее крестьянскому званию образование и вместе внушить строгие правила твердой и чистой нравственности, дабы хорошим воспитанием оградить сих сирот от тех худых наклонностей и беспорядочной жизни, которые, без сомнения, ускорили кончину их родителей». В октябре 1848 г. к детям были поставлены два опекуна, благонадежные удельные крестьяне Алексей Телятников и Петр Шалберов.
В юности двое из детей Шалберовых, Татьяна и великокняжеский крестник Михаил, умрут с разницей в несколько дней. Тем не менее, род кормилицы продолжили Любовь и Екатерина. Первая выйдет замуж за бывшего крепостного Николая Семеновича Львова, который сделает неплохую купеческую карьеру, став известным человеком в Красном Селе и его окрестностях. Вторая выйдет за местного крестьянина Верещагина. Примечательно, что у Екатерины родятся два сына – Николай (1874 г.) и Михаил (1881 г.), у обоих восприемником будет записан их «молочный дядя» - Михаил Николаевич.

Анастасия Рубаник

Иллюстрация: В сентябре 1833 года Анне Шалберовой, кормилице Михаила Николаевича, был подарен участок в Красном Селе, а архитектор Х.Ф. Мейер подготовил проект деревянного двухэтажного дома на каменном фундаменте, с рубленым амбаром, хлевом, навесами, воротами и забором. Здание не сохранилось. Его примерный современный адрес: Красное Село, пр. Ленина, 90.

 

Для того, чтобы оставить комментарий, вам нужно зарегистрироваться или авторизоваться




Последний номер

Новости и события

Для того, чтобы оставить комментарии необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на сайте:

Последние комментарии

  • santanavi 9 месяцев назад
    Надо просто оборудовать место для высадки.Тогда и водителям и людям станет легче и удобнее.

    Подробнее...

     
  • santanavi 9 месяцев назад
    Когда высаживают с другой стороны водители автобус наклоняют. А у самой остановки нет, потому что из-за высокого поребрика передний угол автобуса сядет ...

    Подробнее...

     
  • Надежда П 1 год назад
    Неужели кто- то тоже чувствует эту жутчайшую вонь…я уже и не верила. Окно не открыть и дышать просто невозможно. Позвонила и оставила заявку, все ...

    Подробнее...

     
  • Дудергофер 2 лет назад
    Популяцию всё устраивает! Лишь бы не было войны и лишь бы путин еще лет 15 проводил шоу под названием "прямая линия", а гадить в кустах и в водоемах ...

    Подробнее...

     
  • Дудергофер 2 лет назад
    Ольга Морозова «Проект» рассказал о недвижимости семьи патриарха Кирилла на 225 миллионов рублей У семьи патриарха Кирилла нашли недвижимость на 225 ...

    Подробнее...